II (2011)

«Традиционное акушерство – профессия, искусство, жизнь»

 

Ведущие конференции

США
Жан Триттен (Jan Tritten), акушерка, главный редактор журнала «Midwifery Today».
Россия
Катерина Перхова, президент МОО «МАМА», главный редактор журнала «Домашний ребенок».
США
Айна Мэй Гаскин (Ina May Gaskin), сертифицированная профессиональная акушерка. Автор легендарной книги «Spiritual Midwifery» («Духовное акушерство»). Была президентом Альянса акушерок Северной Америки (MANA) в период с 1996 по 2002 год. Более 30 лет принимает роды вне больницы.
Израиль
Александра Гуревич, акушерка, основательница легендарного клуба «Здоровая семья», который стал началом движения за естественные роды. Мама троих детей и шестерых внуков.
Россия
Игорь Чарковский, физиолог, психотерапевт, исследователь нормальной физиологии человека, создатель известного во всем мире «русского метода» водных родов и активного освоения новорожденными водной среды.
Великобритания
Мишель Оден (Michel Odent), всемирно известный врач-акушер, доктор медицины, основатель Научно-исследовательского центра первичного здоровья (Primal Health Research Center).

США
Сестра Морнингстар (Sister MorningStar ), акушерка. Посвятила свою жизнь защите естественных родов у индейцев Америки. Выросла на плато Озарк под влиянием обычаев племени чероки. Помогает тысячам женщин обрести силу путём естественных родов.  Ведет  программы акушерской сертификации. Она работает в Международном совете CASA, помогая контролировать работу первой Мексиканской аккредитованной школы акушерок и родильного дома.
Россия
Светлана Акимова, акушерка, психолог, основатель центра «Волшебный ребенок». Готовит супружеские пары к родам с 1992 года. Получила классическое акушерское образование в 2003 году, закончила Международную Психологическую Академию. Прошла стажировку в Амстердаме. На протяжении трех лет, читала лекции на курсах повышения квалификации медицинских специалистов в финских университетах городов Хельсинки и Тампере.  Имеет сертификаты международной психологической ассоциации International Free Breeth Association. Мама троих детей.
Россия
Марина Бланк, акушерка, инструктор дородовой подготовки, специалист по плаванию для грудничков. Мама троих детей. По образованию фельдшер-акушер, перинатальный психолог. Работает с людьми и любит это делать: лекции, семинары, индивидуальная работа с детишками и семьей, индивидуальная работа с беременными (психологическая поддержка), туристические поездки с группами.
Россия
Ирина Мартынова, акушерка, психолог, повитуха. Закончила новгородское медицинское училище по специальности фельдшер-акушер. Три года проработала акушеркой в новгородском родильном доме, приняла более 3 тысяч родов. В 1980 году в Москве в составе научно-исследовательской группы Игоря Чарковского приняла первые в России «водные» роды.
Россия
Екатерина Шляхова, директор Международной школы Birthlight в России и СНГ, специалист по перинатальной йоге, аква-йоге, раннему плаванию и бэби-йоге. Уверена, что постигать йогу нужно с простых истин, которые иногда теряются в заумных философски
х трактатах и приводят к массовым заблуждениям. Если бы все принимали эту философию — ненасилия, уважения, саморазвития и сопереживания — мир был бы намного лучше.
Норвегия
Тине Греве (Tine Greve),
получила акушерское образование в Копенгагене, Дания в 1991. С 2000 года является профессиональным сертифицированным консультантом по грудному вскармливанию IBCLC (International Board Certified Lactation Consultants). Помогает в естественных родах с 1997 года. Открыла в 2000 году первую клинику в Норвегии, поддерживающую грудное вскармливание. Мама домашних деток.
Россия
Александр Наумов, специалист по нормальной физиологии беременности, мануальной терапии и динамической гимнастике для новорожденных. Автор книги «Домашние водные роды». Состоит в международной ассоциации по перинатальной психологии и медицине (ISPPM).  Сторонник нелекарственного ведения беременности и родов.
Россия
Михаил Головач, врач-невролог, один из учредителей и эксперт Отдела научных исследований МОО «МАМА», член организации «Содействие защите прав инвалидов с последствиями ДЦП». Автор сотен статей, посвященных проблемам современного технологичного подхода к рождению детей, проблемам нарушений физиологии родов и «акушерской агрессии».
Сторонник естественных родов.

США
Гейл Харт (Gail Hart), сертифицированная профессиональная акушерка, много лет принимает домашние роды и роды в больнице. Автор книг и статей, предоставляющих научные подтверждения естественным методам ведения беременности и помощи в родах.
Россия
Наталия Котлар, акушерка, психолог, педагог, более 17 лет готовит беременные пары к мягким естественным родам. Мама 5 детей. Пятый ребенок, девочка Анна, была рождена в Индийском океане, о чем Наталия написала книгу «Анна — Благодать». Участница всемирного альтернативного движения раннего развития детей, Современного Мечниковского движения «За здоровую Россию». Директор программы «Родительская культура». Основатель центра «Наш Аист».
Республика Никарагуа
Энейда Спрадлин-Рамос (Eneyda Spradlin-Ramos), акушерка, специалист по мануальной терапии, грудному вскармливанию и естественным подходам к воспитанию детей. Более 20 лет помогает детям и родителям в организации альтернативного домашнего образования (homeschooling). Руководит программами обучения акушерок организации International Center for Traditional Childbearing (ICTC).
Россия
Татьяна Саргунас, помощница в родах, мама четверых детей, рожденных в воду. Более 20 лет готовит супружеские пары к мягким естественным родам и проводит обучающие семинары «Духовное Акушерство». В сотрудничестве с Алексеем Саргунасом и Михаилом Труновым разработала авторскую методику по обучению супружеских пар к самостоятельным родам без медицинского вмешательства.
США
Элизабет Дэвис (Elizabeth Davis), сертифицированная профессиональная акушерка, эксперт по естественной медицине и женскому здоровью. Практикует более 30 лет. Была президентом Cовета по образованию и аккредитации акушерок Midwifery Education Accreditation Council (MEAC). Основала Национальный институт акушерства (National Midwifery Institute), лицензирующий акушерок, принимающих домашние роды в Калифорнии.
Россия
Карина Рычкова, акушерка. Выпускница Московского Государственного Университета, получила классическое акушерское образование. Работает в центре «Волшебный ребенок» с 2007 года.  Профессионально занимается изучением традиций русской культуры. Мама троих детей.
США
Кэрол Гочи (Carol Gautschi), сертифицированная профессиональная акушерка. Принимает домашние роды с 1978 года. Ее стиль обучения уникален, потому что кроме обычных приемов и техник, она учит замечать и невидимые (или интуитивные) аспекты рождения. В своих лекциях подчеркивает важность отношений акушерки не только с мамой, но и с ребенком.
США
Робби Дэвис-Флойд, доктор философии, медицинский антрополог, старший научный сотрудник Отдела антропологии университета Техаса Остин, и член Общества прикладной антропологии. Читает лекции о рождении человека по всему миру. Автор 80 статей и книги
«Birth as an American Rite of Passage».
Россия
Вера Самарина, к.м.н., врач гинеколог-физиолог, педиатр, президент Ассоциации учителей Естественного Планирования Семьи (ЕПС), дипломированный учитель метода распознавания плодности (МРП). Организует медицинские конференции для христиан-медиков Санкт-Петербурга, участник общероссийских христианских медицинских конференций в Москве. Обучает семейные пары естественной гармонии интимных супружеских отношений.
Германия
Корнелия Эннинг (
Cornelia Enning), психолог, сертифицированная профессиональная акушерка, принимает водные домашние роды, сторонница «русского метода».
Председатель организации родителей «Wasserbabies».









 

ЖАЖДА ЖИЗНИ И ПЕРЕМЕН

Отзыв о второй совместной международной конференции журналов «Домашний ребёнок» и Midwifery Today «Традиционное акушерство – профессия, искусство, жизнь»

Автор:
МАРИЯ РУСАКОВА, независимый журналист, любящая мама

ВТОРОЙ ГОД Я ПИШУ СВОИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОБ ЭТОЙ КОНФЕРЕНЦИИ, И ВТОРОЙ ГОД ПОРАЖАЮСЬ ЕЁ СПОСОБНОСТИ МЕНЯТЬ ЖИЗНИ ЛЮДЕЙ. И ОЧЕНЬ РАДОСТНО, ЧТО НЕ У МЕНЯ ОДНОЙ ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ. СРАЗУ СКАЖУ, ЧТО Я НЕ АКУШЕРКА, НЕ ДОУЛА, НЕ КОНСУЛЬТАНТ ПО ГВ, Я НЕ РАБОТАЮ С БЕРЕМЕННЫМИ, ТАК ЧТО ЭТО ВЕСЬМА СУБЪЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД СТОРОННЕГО НАБЛЮДАТЕЛЯ. ПОЭТОМУ ПРОСТО ПОДЕЛЮСЬ СВОИМИ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ И РАЗМЫШЛЕНИЯМИ, КОТОРЫЕ, КАК МНЕ ПОКАЗАЛОСЬ, «ЛЕТАЛИ В ВОЗДУХЕ»…

Постоянно звучала мысль, что нужно стремиться к «очеловечиванию» родов везде, в том числе и в роддоме, а не только дома. И что этот процесс можно и нужно начинать «снизу» – через работу врачей и акушерок в больницах. Действовать «сверху», через чиновников, очень нужно, но многое можно сделать и «на местах».

Очень понравился подход иностранных специалистов, которые исходят из потребностей роженицы. Наши акушерки, как мне показалось, были гораздо более категоричны. Если диета для беременных – то непременно именно такая, а не то всё пропало, и так во всём – будь то образ мыслей или образ жизни в целом… Но ведь сколько женщин – столько и потребностей. Любопытно, что о многих «установках», популярных среди российских акушерок (например, не есть мяса после 30-й недели, не употреблять во время беременности соль, обязательно обливаться холодной водой и др.), американки вообще никогда не слышали.

Наши отечественные акушерки не раз высказывали мысль (которая мне лично показалась пугающей), что главное в работе акушерки – это её понимание духовной составляющей процесса, а профессиональные навыки не просто вторичны, а даже необязательны. Иностранки же постоянно говорили о том, что идти на роды, не имея в своём арсенале всех необходимых знаний и навыков для экстренных случаев – преступно. То есть, у нас специалисты более склонны противопоставлять духовность и медицину, а акушерки-американки подчёркивают, что должна быть «золотая середина», а не борьба бездуховной медицины против духовности без знаний. Ведь львиная доля женщин приглашает на роды акушерку именно «на всякий случай». Так зачем она вообще нужна, если во время этого самого «случая» она не сможет ничем помочь?

Наверное, это основное, что хотелось сказать «от себя», а теперь приведу некоторые особенно запомнившиеся мне высказывания и мнения других участников конференции:

О соло-родах: «Если у матери в родах нет чувств к ребёнку, если она думает только о себе – «Мне больно», «Я устала» и т.д. – то для меня, как для акушерки, это тупик. Не бывает соло-родов – мама и малыш всегда вместе, их, по меньшей мере, всегда двое». Светлана Акимова

Об умении отдавать: «Невозможно полностью отдаваться процессу в одной сфере жизни и не делать этого в другой сфере. Это качество (умение или неумение отдавать) пропитывает всю вашу жизнь… Способность отдаваться процессу жизни – это способность дарить любовь, быть открытым. Если человек открыт, то он и впускает жизнь в себя, и выпускает любовь из себя». Имени автора этих слов я, к сожалению, не записала (хотя возможно, что это тоже Светлана Акимова) – но как же здорово сказано!

О мужестве и доверии: Сестра Морнингстар рассказала поразившую меня историю об одной своей клиентке, которая рожала с ней всех своих детей. Четверо (!) из них, один за другим, умерли в родах (из-за серьёзных генетических проблем), и только пятый ребёнок родился живым. В этой истории меня поразило, во-первых, мужество мамы, у которой хватило духу продолжать, несмотря ни на что, вынашивать и рожать детей – и делать это дома. Меня потрясло доверие к акушерке, которую она не поменяла (у большинства наверняка закрались бы какие-нибудь сомнения относительно компетентности специалиста). А также её доверие к домашним родам, к природе и жизни в целом.

О принятии и уважении: «Любите свои роды такими, какие они есть. Не устраивайте склок с теми, с кем вы вместе пили из этого чистого источника, не говорите плохо о своих учителях и соучениках, когда сами чего-то добьётесь».
Юрга Сведе

О любви: «Чтобы быть акушеркой, нужна вся любовь, на какую вы только способны – и ещё немного».
Жан Триттен

Впечатления о конференции
Ирина Мартынова: «На первой конференции мы как-то робко знакомились друг с другом и с нашими зарубежными коллегами, но чувствовалось, что это действо угодно Богу. Как все прекрасно друг с другом сочетались, понимали друг друга, как проходили выступления, как встречали выступающих… Всё прошло на ура, как фейерверк. А на этой конференции мы – уже такие родные, тёплые, знакомые, как сёстры. Уже хотим друг к другу в гости ездить. Тогда было эффектное знакомство, а сейчас уже хочется сесть и вместе чаю попить. Уровень уже другой – домашний. Я мечтаю построить баню под Питером, где мы бы могли париться и куда могли бы приглашать наших заграничных коллег – проводить обучение, чаёвничать с ватрушками. Вот какая у меня мечта!»

Елена Ермакова: «То, что сделала эта конференция, не могут сделать ни книги, ни журналы, так как главная её цель – объединение специалистов с разным уровнем практики. Тогда появляется возможность найти то, что связывает всех нас в этом деле. Одни учат кормить грудью, другие – принимают роды, третьи – делают массаж… Но речь идёт об одном и том же процессе. Мы знаем, что женщину не разделить на кусочки. Так же и специалисты, её окружающие, не должны разделяться и уходить в разные стороны. Часто так бывает, что каждый является профессионалом в своей обособленной области, и никто даже не слышит друг друга. И женщина не понимает, чьи же инструкции ей выполнять. Такие конференции создают общее поле мысли, поле энергии, и дают возможность в дальнейшем выйти на новое качество помощи женщинам. Сюда фантастически вписались и наши западные коллеги. С одной стороны, их опыт отличен от российского, с другой – женщины у них так же рожают, у них те же проблемы в акушерской практике. И мы видим, что это не аномалия: акушерки, роженицы – все индивидуальны. Это фантастическое слияние российского и зарубежного опыта, будем надеяться, поможет нам выйти на новый этап!»

Наталия Котлар: «На этой конференции, по сравнению с прошлой, более рабочая атмосфера. Меня радует и в то же время удивляет, что мы можем говорить такие откровенные и одновременно такие глубокие вещи, что нет никакой цензуры. Люди задают глубокие вопросы, они на самом деле заинтересованы в том, что ты можешь дать. Прошлая конференция тоже была хорошей – это был некий первый шаг, мы познакомились друг с другом, а сейчас мы действительно стали как сёстры, как родные. Появилось больше уверенности в том, что мы не одни, что мы все вместе это делаем. Появилось ощущение плеча – и не только в России, но и по всей планете. Это такое необыкновенно окрыляющее чувство! Такое ощущение, что мы всё правильно делали, делаем и будем делать в будущем – иначе ничего этого не было бы. В прошлом году приезжал Мишель Оден, в этом – Айна Мэй Гаскин, автор «Духовного акушерства» и настоящая легенда – и это уже какой-то знак от Бога, что Он смотрит за всем этим внимательно, бережёт нас и направляет!»

Юрга Сведе: «Первое впечатление от конференции – её очень хорошая организация. Отличная атмосфера, люди знают, куда они пришли. Радостно, что присутствуют разные поколения женщин. Что могло быть лучше? Хорошо, если бы кто-то регламентировал речь выступающих. Все иностранцы говорят очень чётко и ясно, у них хорошее чувство времени, есть уважение к другим. Но из зала никто не может даже нормально сформулировать вопрос, и когда люди начинают говорить, то они отнимают время у всех остальных. Люди говорят очень много, и всё время о своей личной истории. Ещё один момент – когда разговаривают русская женщина и иностранка, то присутствует уважение. А когда разговаривают две русских женщины, то присутствует напряженность. Нужно понимать, что мы на одном пути, уважать других. И ещё мне понравилось, что так мало людей сделали такую хорошую конференцию. Понравилось, что и переводчики принимали в ней участие, слушали лекции, когда не переводили сами. А у американок есть чему поучиться – чёткости, ответственности. Такие конференции нужны не только из-за знаний. Ещё люди на них учатся быть людьми. И учатся говорить между собой на языке женственности».

Жан Триттен: «Мне кажется, что конференции в России – особенные. Все очень открыты переменам, всем прямо не терпится их осуществить! Люди здесь очень знающие. Даже странно чему-то учить специалистов, которые так много знают. Конференция просто помогает им раскрыть это в себе. Мы увидели, что люди здесь хотят говорить и делиться информацией, и мне кажется, что, может быть, у них нет возможности это делать вместе с коллегами. В некоторых странах акушерок не заставишь и рта открыть! А здесь все так хотят делать центры, менять практику родовспоможения, реализовывать свои мечты – и именно поэтому я так люблю Россию!»

Сестра Морнингстар: «Я никогда раньше не была в России и представить себе не могла, что когда-нибудь окажусь здесь – это так далеко от того места, где я живу! Все женщины в России невероятно прекрасны, у них такие глаза – кажется, они смотрят мне прямо в душу. Настолько открыты, так хотят учиться и что-то менять! Они похожи на новорождённого, который просто всё впитывает и стремится посмотреть, что же из этого получится. Они не нейтральны, не думают: «Хорошо бы, чтобы всё прошло хорошо», они горят этим: «Что мы можем сделать, чтобы всё прошло здорово?» Они наполнены жаждой жизни. Я много путешествую, но нигде не видела такой открытости и стремления жить свободно. Быть здесь – такая честь для меня! Это изменило мою жизнь».

Кэрол Гочи: «Границы не имеют значения. У нас есть языковой барьер, но всё общение идёт прямо из сердца! Меня потрясает стойкость и выносливость русских женщин – то, как они бегают на высоких каблуках – невероятно и одновременно очень показательно».

Элизабет Дэвис: «Я обожаю эту конференцию. Я получила от женщин столько любви и уважения. У них есть мужество быть открытыми для новой информации, стремиться учиться, продвигать акушерство вперёд и возвращаться к его корням, чтобы оно было настоящим акушерством. И мне столько надарили подарков! Щедрость женщин просто удивительна».

Невежество может наступить очень быстро
Отзыв Айны Мэй Гаскин
Текст: Мария Русакова

Впервые я побывала в России 22 года назад. В то время существовала самиздатовская версия моей книги «Духовное акушерство» (Spiritual Midwifery). Люди были очень удивлены, когда узнавали, что описанные в ней роды были не водными – почему-то по умолчанию подразумевалось, что они проходили в воде. И мне пришлось признать, что мы стали специалистами по «сухопутным» родам, но не по водным. Мы ведь были первопроходцами, которые организовали своё экопоселение в лесу, и рядом с нами не было озера. Конечно, я видела преимущества воды в родах, но я также понимала, что 22 года назад было много предрассудков относительно сухопутных родов – считалось, что они были «неправильными». И я хотела заступиться за них и сказать, что это здорово – мы ведь живём на суше!
А сегодня я вижу среди российских специалистов понимание, что нужно нечто большее, нежели просто подмена одного элемента (воздуха) другим (водой). Нужно уделять внимание многим и многим вещам, чтобы сделать акушерство достаточно сильным в мире бездумного принятия технологий.
Технологии действительно поражают (кто бы 15 лет назад мог предсказать появление компьютеров, кроме писателя-фантаста?), но когда речь идёт о младенце в утробе матери, то природный способ его появления на свет – всё же самый лучший. Только в каких-то экстренных случаях (скажем, в 1-2 случаях из 100) может действительно понадобиться помощь хирурга. И никто ещё не смог придумать ничего лучше матки в качестве того места, где малышу стоит пребывать во время беременности; никому не удалось создать искусственную плаценту. Мне хочется сказать: «Давайте будем осторожными, давайте будем стараться не повреждать матку, если только речь не идёт о спасении жизни». И наше традиционное акушерство нужно не только чтобы помогать женщинам, но и чтобы обучать врачей – учить их уважать природу. Мы можем настолько очароваться технологиями, что перестанем уважать её. И когда это происходит, нам начинает казаться, что роды – нечто невозможное, или что это какая-то пытка. Мы забываем, что просто проецируем свои культурные предрассудки на столь прекрасный процесс, наблюдая который, нам приходится склонить голову и сказать: «Это священно». Очень трудно удерживать это ощущение в стенах медучреждения! Так как же нам сохранить искусство акушерства, которое является одновременно и наукой?
Баланс найти трудно, но мы должны это сделать. Я пытаюсь понять, как мыслят врачи, как они учатся уважать роды или бояться их. И мы поможем женщинам по всему миру, если добьёмся того, чтобы врачи, принимающие роды, сначала учились уважать природу, и только после – приступали к изучению осложнений. Они поступают в мединститут совсем юными, и если мы первым делом запугаем их, то в каком-то смысле «испортим» и не получим тех врачей, которые нам нужны. Но они даже не будут понимать, что тот страх, который они носят с собой, осложняет роды и мешает адекватному общению с беременной женщиной. Они понятия не имеют, насколько женщины чувствительны.
И наши лучшие учителя в этом – животные. Ни один вид, населяющий планету (!), кроме человека, не вмешивается в родовой процесс. Это и есть та задача, которая стоит перед нами в XXI веке – сделать так, чтобы женщин в родах уважали!

Существуют очень веские доказательства того, что США находятся на краю пропасти, и что больничное акушерство собирается сделать харакири. Саморазрушение состоит в том, что мы избавляемся от акушерок, от самой этой профессии. Сегодня уже некому учить акушерок – вся практика в руках мужчин, которые предпочитают резать, оперировать. А мы должны помнить о любви. Если в комнате достаточно любви, только тогда можно резать.
Американцы сегодня просто преклоняются перед технологиями. Взять, например, УЗИ: «Здорово! Мы всё можем видеть! Матка больше не таит никаких секретов!» Поэтому сегодня врачи часто обманывают сами себя – например, видят на УЗИ пенисы там, где их нет, стараются определить вес ребёнка… Они постоянно ошибаются, однако не пишут об этих ошибках в учебниках. У нас был случай в Северной Каролине в 2008 году, когда медики обнаружили, что женщина не беременна, только когда ей сделали кесарево. Они думали, что она ждёт ребёнка, так как об этом говорило её тело – прекратились месячные, увеличилась грудь, рос живот. Сделали УЗИ и сказали: «Да, вы беременны». Потом ей сделали ещё одно УЗИ, не смогли обнаружить сердцебиение малыша и сказали, что он умер. Всю диагностику проводили только при помощи УЗИ – никто ни разу не ощупал ей живот руками! Они думают: «А зачем? Вдруг женщина обвинит нас в сексуальных домогательствах, если мы до неё дотронемся, давайте обезопасим себя и будем полагаться только на УЗИ». Так вот, они сказали: «Какой ужас, ребёнок умер! Нужно срочно стимулировать роды». И они пытались это сделать на протяжении трёх или четырёх дней. Женщина лежала с капельницей, ей не разрешали есть, однако роды не начинались. И тогда врачи сказали, что придётся сделать кесарево. За этой «беременной» наблюдали семь разных акушеров-гинекологов, в том числе и высшего уровня, преподаватели, профессора. Они её разрезали – и о Боже! – это была ложная беременность. (Об этом состоянии написано в любом учебнике – когда есть признаки беременности, но сама беременность не подтверждена, а просто предполагается.)
Когда я услышала эту историю, то подумала: «Как можно такое пропустить!» Это невозможно, если ощупать живот женщины руками, потому что в таких случаях он у неё обычно не очень большой. Я диагностировала ложную беременность у седьмой женщины, до живота которой я дотронулась, став акушеркой. А в данном случае именитые доктора приняли за ребёнка кусок фекалий, и ни один из семи (!) врачей не дотрагивался до живота.
У нас в США выросло уже целое поколение акушеров-гинекологов, представители которого, во-первых, как мне кажется, пьют слишком много кофе, и, во-вторых, влюблены в технику гораздо больше, чем их родители. А ведь можно так погрузиться в мир машин, что забудешь разговаривать с людьми. Они ходят и постоянно бормочут что-то в свои мобильники с наушниками. Такое ощущение, что они разговаривают сами с собой. При этом не видят окружающих людей, сталкиваются с ними, и вообще выглядят немного безумно! И сейчас это безумие находит своё выражение и в ведении беременности и родов.
Я рассказала эту историю о женщине с ложной беременностью на одном ужине, когда должна была читать лекции акушерам-гинекологам. Рядом со мной сидела зав. акушерским отделением американского роддома. И меня поразило, что она сказала: «Представляете, у нас тоже был подобный случай на прошлой неделе». Она фактически говорила мне, что работающие у неё врачи не знают, что такое ложная беременность. Но именно она всё-таки ощупала живот женщины и сказала: «Никакого кесарева, она не беременна».
Мне подумалось: «Как такое может быть? Возможно, об этом уже не пишут в учебниках?» Я взяла новый учебник по акушерству и увидела, что там об этом даже не упомянуто. Тогда я просмотрела другие учебники – опять ни слова. Авторы учебников решили, что уже нет необходимости читать о ложной беременности, так как УЗИ столь совершенно. Руками они уже ничего не делают. Как не умеют принимать ребёнка в тазовом предлежании, развернуть его… УЗИ даёт иллюзию какого-то волшебства, кажется – это лучше, чем руки, но на самом деле руки – и все остальные органы чувств – всё ещё совершеннее машин!
Так что США ведёт весь остальной мир к глубочайшему невежеству. А мы, традиционные акушерки и активисты, пытаемся сказать: «Подождите, пожалуйста! Возможно, вы вовсе не хотите идти в этом направлении». Потому что невежество может наступить очень быстро. И потребуется очень много времени, чтобы из него выбраться. Каждый день мы теряем тех старых акушеров-гинекологов, которые обладали знаниями – они стареют, умирают. Поэтому мы должны уважать их и учиться у них, пока они все ещё с нами!

Когда я познакомилась в Копенгагене с Катей и Филиппом Перховыми, я была поражена тем, сколько они всего сделали. Я не читаю по-русски, но я видела их журнал, который здорово выглядел. Я сказала: «Ух ты! Вы такое делаете. И при этом у вас двое маленьких детей!» Когда я была здесь 22 года назад, подобное невозможно было представить. В России был хаос, люди боялись будущего, и я подумала: «Как же тут депрессивно!»
Я поняла, что вряд ли Европа повлияет на эту страну, а моделью, наверное, будет США, и тогда у вас всё будет так же плохо, как у нас! Что будут очень богатые и брошенные на произвол судьбы бедные, что не будет защиты окружающей среды, должного внимания искусству и творчеству, люди перестанут быть добры друг к другу.
И тогда я думала: «Теперь я лучше понимаю США, потому что СССР так на них похож!» Мы обе – очень большие страны, и обе гордимся своими размерами. Но ничего хорошего тут нет, потому что «большой» часто значит «глупый». В тот приезд мы были на экскурсии по Красной площади, и нам сказали: «Вот самая большая пушка, которая когда-либо была построена! Только из неё никогда не стреляли». – «А почему?» – «А потому что она слишком большая». А потом нам показали самый большой колокол, в который, правда, тоже никогда не звонили. Я смеялась – мне показалось, что это очень американский способ мышления. Две супердержавы, две большие и глупые страны. Нам обеим свойственно не замечать мудрость, которая окружает нас повсюду. И в обеих странах есть нечто удивительное – если только мы сможем это найти. И это то, чем нам нужно сейчас заниматься. Я полна надежд, так как за 22 года движение за защиту прав женщин на естественные роды очень сильно выросло и окрепло в России!

Опубликовано в 14 номере «Домашнего ребенка»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *