Приготовьтесь к долгому пути

– Каким вы знаете российское акушерство?
– Моя дочь хорошо говорит по-русски, и я знаю, что на вашем языке мы называемся «ду-хов-ны-е акушерки», верно?.. Но об истории настоящих повитух мне известно совсем немного. А больницы везде одинаковые. В 1999 году я побывала в России, и мне было страшно и больно. До сих пор не могу забыть, как мы посетили один из роддомов, там женщины после родов находились где-то на верхнем этаже, а их дети на другом! И малыши лежали на таких длинных столах, запелёнутые… как какие-то неживые предметы, как продукты на прилавке. Родные и близкие не могли прийти к ребёнку. Мне хотелось плакать, когда я это увидела. В Америке в то время такого не было, мамы сразу после родов были вместе с детьми, папы и родственники могли свободно присутствовать на родах.
– С того времени, к сожалению, не так много изменилось. Как тогда, так и сегодня есть родители, которые хотят родить своего ребенка свободно и естественно… А что вы думаете о легализации домашних родов в России?
– Прежде всего вам надо осознать, что пройдёт очень много времени, прежде чем домашние роды станут в России легальными. И набраться терпения. Я вспоминаю женщин в Америке в 1948 году, которые только начали бороться за права родителей рожать дома. Они делали всё возможное в этом направлении. Интеллигентные и образованные, они прикладывали колоссальные усилия, чтобы добиться хоть каких-то изменений. Им приходилось очень много работать, давать лекции, переезжать из одного городка в другой, чтобы информировать людей о домашних родах. Это было довольно сложно. Некоторых даже арестовывали и держали в тюрьме по нескольку дней, так как работа акушерок была ещё нелегальной. А потом дело этих женщин во многом продолжали их дочери и даже внучки.

Россия, как и Америка, огромная страна. Сложно что-то менять, но делать то необходимо. Мы всегда должны смотреть на хорошие примеры. Возьмём Вторую мировую войну. До неё мы жили спокойно, без всех этих «сверхтехнологий» и индустрий. А после войны люди поняли, что мир должен и будет меняться. И что они сделали? Занялись технологиями, и это было только начало. Они стали соревноваться в достижениях, например, кто придумает более удобную машину по производству мороженого! Свои начинания люди передали следующим поколениям. И важно, чтобы новые люди были заинтересованы в изменениях. Я думаю, что для сдвига в отношении домашних родов в России должно появиться кардинально новое поколение, которое будет свободным и сильным.
– У вас есть ученицы?
– Может быть, из моего маленького коммьюнити выйдет пара-тройка домашних акушерок, но сейчас они просто мамы и занимаются своими детьми. Возможно, их дети захотят в будущем стать домашними акушерками. Раньше мы обучали большое количество людей, за все время – около 2000. У меня занимались родители, успешно родившие детей дома, учились дулы (помощницы в родах). Официальные акушерки из роддомов не приходили  к нам, им мешала гордость. Их задевало, что люди идут к нам, а не к ним. Но я думаю, у нас были превосходные результаты именно из-за того, что мы нравились женщинам, рожающим с нами. Они не видели всех тех ужасов, которые возможны при родах в роддоме. С нами женщины рожали прекрасно, без страха. Как и должно быть в таком естественном процессе, как роды!

– Вы довольны своим настоящим?
– Да, потому что у меня всегда есть чем заняться. Как вы, наверное, знаете, в США существует большая проблема с больничными страховками. У нас большое количество граждан имеют дешёвые страховки или не имеют их вообще. И немногие страховые компании готовы покрывать домашние роды. Здесь есть над чем работать.
Или вот ещё проблема. Некоторые американские женщины по-прежнему думают, что кормить ребёнка в общественном месте – преступление. Иногда можно встретить очень грубых людей, которые укажут вам пойти куда-нибудь, например, в общественный туалет, чтобы покормить ребёнка там. У нас на телевидении запрещено показывать мать, кормящую грудью ребенка. Я пыталась  поместить подобную фотографию на обложку своей книги, но мне не разрешили.
Довольно редко можно увидеть процесс грудного вскармливания в Америке, совсем не так, как в России. У вас прекрасные активисты и защитницы естественного вскармливания.

АЙНА МЭЙ ГАСКИН – ЛЕГЕНДАРНАЯ ЖЕНЩИНА. САМИЗДАТОВСКАЯ КОПИЯ ЕЁ КНИГИ «SPIRITUAL MIDWIFERY» В 80-Х СТАЛА СВОЕГО РОДА БИБЛИЕЙ ДУХОВНОГО АКУШЕРСТВА В РОССИИ.

Айна была в знаменитой группе хиппи, которые в 1971 году покинули Сан-Франциско и в перестроенных школьных автобусах отправились искать лучшей жизни. После года путешествий они остановились в южной части штата Теннесси, купили землю и основали экопоселение «The Farm». Айна и еще несколько женщин были беременны. У одной из них начались роды, и Айна помогла родиться ребенку.
С этого события начинается история The Farm Midwifery Center – акушерской службы, основанной Айной 38 лет назад. К 1996 году в Центре было проведено более 2000 родов, с удивительно хорошими результатами.Статистика «The Farm Midwifery Center»:
С 1970 по 2000 г. Акушерки наблюдали 2028 беременностей. Из них 95,1% детей родились дома, остальные роды закончились в роддоме. Кесарево сечение потребовалось в 1,4% родов (средний показатель КС в США за 2001 год — 24,4%). Первые роды были у 44,7%, женщины, уже имеющие более 5 детей составили 5,4%. Случаи преэклампсии – 0,39%, послеродовое кровотечение – 1,8%.
С 1996 по 2002 г. Айна была президентом Объединения Акушерок Северной Америки (MANA). В 1997 году получила премию Lamaze Irvin Chabon в Перинатальной Ассоциации штата Теннесси. В 2003 году ее пригласили быть научным сотрудником одного из колледжей Йельского университета (Yale University). 

Ина Мэй Гаскин постоянно выступает с лекциями для врачей и акушерок по всему миру. Она автор приёма «манёвр Гаскин», позволяющего минимизировать вмешательства во время такого опасного осложнения родов, как дистоция (или застревание плечиков).

Центр Ины Мэй Гаскин отличается малым процентом заболеваемости и смертности среди рожениц и детей, хотя акушерки принимают дома тазовые роды и двойни.

Подробнее: http://www.inamay.com

– Я не предполагала, что в Америке, в свободной стране, такое возможно…
– Да. К сожалению. Я собираюсь написать об этом в своей книге. У меня есть фотография красивых гор, её я собираюсь поместить на обложку. Они выглядят, как грудь кормящей женщины: это очень красиво. Само совершенство. На них будет немного снега цвета молока. Совсем немного. Надеюсь, та пустыня, что существует сейчас в США, немного увлажнится. Люди редко видят грудь кормящей женщины, её соски. Они воспринимают тело только в связи с сексуальными чувствами. Женщины с красивым бюстом могут быть изнасилованы. Женская грудь стала чем-то экстраординарным. Образованные, интеллигентные мамы начали стесняться этого, они перестают кормить, считая, что это ни к чему. Даже врачи по-прежнему знают о грудном вскармливании совсем немного. Бывает, что женщине могут сказать: «Вам надо сойти с самолёта, потому что вы мешаете другим пассажирам тем, что кормите ребёнка…»
– Может быть, это особенность американской культуры?
– Абсолютно верно. Например, во многих европейских христианских странах в церквях можно видеть изображения девы Марии, кормящей грудью младенца Иисуса, и это никого не удивляет. В Америке такого нет.
– Вы боретесь всю жизнь… Что дает вам силы делать это?
– Это нужно людям. Может быть, это прозвучит нескромно, но мне кажется, что у меня хорошие руки. И я хочу, чтобы люди, с которыми я работаю, были здоровы духовно и физически. Возможно, я смогу им в этом помочь. Что может быть лучше, чем ребёнок, который рождается естественно! Нужно быть открытой миру и всему новому. Это важно. Я училась у женщин, и опыт собственных родов мне многое дал. Я рожала своего первенца в роддоме. Там был молодой неженатый врач, который хотел дать мне огромную дозу анестезии, заставлял меня. Я отказалась, сказала, что хочу хотя бы попробовать пережить схватки и потуги самостоятельно. Он ответил, что это отразится на ребёнке и возникнут проблемы. Конечно, я понимала, что это неправда, что врач глубоко ошибается. У него у самого не было детей, и он, естественно, ничего не знал о том, как женщины могут рожать сами. Да, в конце концов, давайте посмотрим на животных, как, например, рожает слониха своего слонёнка, который весит 110 килограммов?! Посмотрите, как рожает корова, лошадь, кошка… И как рожают женщины, распластанные на спине на акушерском кресле! В нашей памяти есть знания о том, как сделать это правильно, к ней мы и должны обращаться
– Как вашу работу рассматривает клиническое акушерство Америки?
– В США есть большая официальная организация для акушерок и медсестёр, работающих в клиническом акушерстве. Им не нравится, что с нами рожают по-другому. Я училась напрямую от женщин, и мои знания достаточно обширны для того, чтобы быть признанной этими официальными акушерками. Но это уже вопрос ревности. Меня ценят акушерки других стран. Я обмениваюсь с ними опытом, меня приглашают проводить семинары. Мне доводилось выступать с лекциями даже перед обычными медиками, но они не заинтересовались нашим, так  сказать, духовным путём в родах. Но, думаю, та конкуренция, которая существует в акушерстве сейчас, даже полезна. Если взглянуть на цифры, можно увидеть, что после 60 лет истории домашнего акушерства в Америке число смертей или каких-то осложнений при родах резко снизилось. И мы очень рады этому. Но самое главное, что мы делаем счастливыми других людей. Поэтому ещё раз хочу подчеркнуть, что очень важно набраться терпения в том, что мы делаем. А если вы устанете, то на время смените деятельность на что-то более расслабляющее. Если вы много и тяжело работаете, не забывайте просто наслаждаться жизнью. И тогда, я надеюсь, и ваши дети будут брать с вас пример. А после отдыха легко сделать что-то очень хорошее.
– Вы оптимистка.
– Конечно. Быть оптимистом весело!

Айна Мэй Гаскин (Ina May Gaskin), сертифицированная профессиональная акушерка, основатель акушерской службы в Теннеси (США) «The Farm Midwifery Center»
Фото: Филипп Перхов
Беседовала: Катерина Перхова
Перевод: Александра Рывкин

© «Домашний ребенок», №5, 2009 г.

1 комментарий

Добавить комментарий